Вряд ли прежде в Русской Церкви был другой столь краткий по историческим меркам период, когда в разных епархиальных градах одновременно возводилось бы столько кафедральных соборов. Беспрецедентное по интенсивности строительства и частоте освящения число соборных храмов, предназначенных для служения епархиальных архиереев, объясняется двумя наложившимися друг на друга во времени процессами. С одной стороны, продолжается эпоха церковного возрождения, когда после практически векового перерыва Церковь получила возможность воздвигать большие соборы-новостройки и воссоздавать утраченные. С другой — реформа административно-территориального деления с разукрупнением епархий и созданием митрополий (статья опубликована «Журнале Московской Патриархии»).

Сейчас кафедральные соборы возводятся параллельно в Геленджике и Мурманске, Нарьян-Маре и Архангельске, Караганде и Владивостоке, Ейске и Муроме, Ярославле и Улан-Удэ, Новороссийске и Сургуте, Воркуте и Горно-Алтайске, Челябинске и Чебоксарах, Барнауле и Салехарде, Клинцах (Брянская область) и Георгиевске (Брянская и Ставропольская митрополии соответственно).

Ответственность старшего брата

На севере Иркутской области, в Братске, тоже возводится кафедральный собор. Этот факт не вызвал бы удивления, если бы не история самого города. Ведь его долго именовали комсомольской столицей. Пять комсомольских строек, самая известная из которых — Братская ГЭС (мощнейшая в мире на момент строительства и одна из крупнейших ныне), собрали на сибирской земле десятки тысяч молодых энтузиастов (читай — атеистов) со всего Советского Союза. До последнего времени и представить себе было невозможно, что молодой город станет одним из центров Православия на сибирской земле.

Сегодня в Братской епархии 59 храмов, но нет ни одного с непрерывной церковной традицией. Церкви старого, основанного еще казаками поселка Брацк были закрыты после революции и теперь покоятся на дне водохранилища, появившегося в результате строительства ГЭС. Помимо кафедрального собора, в епархии возводится почти три десятка храмов.

«Мы сейчас с вами на отметке минус семь метров, — ответственный за строительство Владимир Пронин ведет меня по самой нижней площадке возводимого Христорождественского собора. — Здесь у нас теплоузел и камера принудительной вентиляции. Мы немного поднимемся, и я покажу вам лифт. Да-да, не удивляйтесь, настоящий лифт — правда, не пассажирский, а небольшой грузовой, — для доставки продуктов в трапезную».

Сначала поднимаемся в нижний храм, Никольский, а затем в основное помещение. Дух захватывает от простора — до свода куполов больше 30 метров. Для братчан, привыкших молиться в переделанных из детских садов и магазинов церквах, все здесь необычно! Внимая пояснениям, вслед за Прониным протискиваюсь между строительными лесами. В ответ на вопрос «Будь у вас идеальные условия и денег сколько нужно, как быстро закончили бы работы?» собеседник посмеивается: «Где ж их взять, идеальные условия?.. Конечно, наняли бы 20 человек и через пару лет все бы построили. А пока мы можем оплачивать труд только четырех рабочих. Вот сейчас немного повезло, по федеральному проекту «Формирование комфортной городской среды» минувшим летом на государственные средства начали облагораживать прилегающую территорию, убрали наконец так надоевший горожанам бетонный забор. Поэтому внутренние работы на время приостанавливали — занимались крыльцами. Как видите, сейчас штукатурим стены основного помещения. Внизу дело шло быстрее, на высоте людям сложнее».

Снаружи собор облицован кирпичом цвета слоновой кости. Рядом возвышается трехэтажное здание духовно-просветительского центра. Пока здесь проходит вся жизнь общины. Рассчитанная на 12 человек трапезная уже давно кормит по 25-40 человек в обычный день и до 100 по праздникам. В алтаре малого храма невозможно провести соборное богослужение. Единственная учебная аудитория плотно расписана по дням и часам: взрослый и детский хоры, воскресная школа для взрослых, творческие занятия для детей, встречи молодежного отдела и семейного клуба «Ветви».

Уже сейчас собор в самом сердце Братска — безусловное украшение города. Но так было не всегда. Строительство, длящееся больше 17 лет, из-за недостатка финансирования не раз замораживали.

«История кафедрального собора уникальна: он задумывался задолго до того, как появилась наша епархия, — рассказывает глава прихода протоиерей Андрей Чесноков. — Первый камень заложили в 2001 году. В городе с населением в четверть миллиона человек в тот момент существовало три православных храма — все на окраинах, переделанные из административных зданий. Было какое-то предчувствие, что именно этот храм станет центральным в жизни Православной Церкви в Братске. В документах писали «храм», а между собой говорили «собор». Преобразование Иркутской епархии в митрополию с выделением Братской и Саянской епархий случилось только через 10 лет. К этому времени было возведено здание духовно-просветительского центра. Первую Литургию епископ Братский и Усть-Илимский Максимилиан совершил именно здесь, и что примечательно — случилось это в престольный праздник, в Рождественский сочельник 2012 года».

«Изначально нам достался участок земли с огромным котлованом, который весной превращался в бассейн, — вспоминает главный архитектор проекта Владимир Пуляев. — Уже было свайное поле: в 1990-е годы коммерсанты хотели строить здесь офис с подземными гаражами, затем многоуровневую стоянку. Часть свай потом пришлось срезать, отсыревший грунт — где-то отсыпать, где-то убрать. Поэтому и проект получился таким многоуровневым. У духовно-просветительского центра, кстати, тоже есть минус первый этаж — там будет концертный зал в форме амфитеатра».

С Владимиром Пуляевым мы встречаемся в его мастерской. Первое время он появлялся на стройке почти каждый день. Теперь, когда остались в основном отделочные работы, авторский надзор практически не требуется.

«Нельзя сказать, что проект храма уникальный, — говорит собеседник (раньше он, кстати, работал в организации, проектировавшей весь «молодой» Братск). — В соборе, конечно, присутствуют сложные технические решения. Это и фальцевая (полукруглая, обшитая листами металла с ребрами. — Авт.) кровля духовно-просветительского центра, и двойной бетонный крест для подвески паникадила. В целом же это классический храм. Проект за эти годы мы неоднократно дорабатывали. Последние изменения утвердили в 2012 году, в частности расширили будущий алтарь».

«Значение кафедрального собора мне видится в том, что здесь должно быть все самое лучшее, образцовое, передовое: благолепное пение, правильная манера церковного чтения, самое нарядное убранство, качественное письмо икон и утварь. Чтобы священники, которые приезжают в наш храм, могли увидеть, как должно быть, — рассуждает отец Андрей. — Такая у нас ответственность — как у старшего брата в семье».

 

Николай Георгиев, Марина Андрейчикова

По материалам patriarchia.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.