Днесь спасения нашего главизна и еже от Века

таинства явление: Сын Божий Сын Девы бывает,

и Гавриил благодать благовествует. Тем же и мы с ним

Богородице возопиим: Радуйся, благодатная, господь с тобою.

Тропарь праздника.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Сегодня мы вспоминаем великое событие, послужившее началом спасения человеческого рода. Наше сердце и ум недостаточно глубоко проникают в смысл Благовещения. Для нас это просто радостный праздник, в который мы по обычаю приходим в церковь. Однако даже такое поверхностное восприятие не умаляет значимости того события, какое произошло в этот день две с лишним тысячи лет назад.

Произошло то, что выше человеческого понимания, выше всякого объяснения. С Боговоплощения началось спасение человеческого рода. Без него не было бы возможно ни существование Церкви, ни вся евангельская история, ни освобождение человека от власти греха. Это был единственный способ, изобретенный, если так можно выразиться, Богом для того, чтобы и человеческую свободу сохранить, и желающим спастись дать возможность восстать из прародительского грехопадения, переменить свою жизнь и соединиться с Богом.

Событие Благовещения имеет такую сторону, которая, как правило, проходит мимо нашего внимания. Однако рассмотреть ее будет для нас полезно. Мария – Раба Господня, как Она Сама о Себе говорит, и поэтому Она, казалось бы, должна была исполнить любое повеление Божие (что Она и сделала). Зачем же Архангелу Гавриилу нужно было приходить к Ней, объяснять, что должно произойти, и ждать Ее согласия, выразившегося в словах «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк.1,38)

Слово “раба” в теперешнем нашем словоупотреблении говорит о порабощенности; в славянском языке рабом называл себя человек, который свою жизнь, свою волю отдал другому. И Она действительно отдала Богу Свою жизнь, Свою волю, Свою судьбу, приняв верой – то есть непостижимым доверием – весть о том, что Она будет Матерью воплощенного Сына Божия. О Ней праведная Елизавета говорит: Блаженна Уверовавшая, ибо будет Ей реченное от Господа…(Лк. 1,45)

Потому Архангел ждал от Нее согласия, что Бог охраняет человеческую свободу, дарованную нам при сотворении и представляющую собой одну из черт образа Божия в человеке. Ведь если нет свободы, значит, не нужен человеку и разум. Если нет свободы, то нет и бессмертия. Если нет свободы, то как в человеке проявится любовь? Ибо в таком случае любовь будет уже не свободным чувством, каким она должна быть, а вынужденным.

Итак, по отношению к этой величайшей из всех людей Праведнице Господь являет Свое необыкновенное, непостижимое для нас человеколюбие. Он спрашивает Ее через Архангела Гавриила, убеждает.

Убеждает прежде всего самим явлением пламенного Серафима, а также его многими удивительными словами. Напоминает Ей о той благодати, какую Она до сих пор испытывала, рассказывает о происшедшем шесть месяцев назад с Елисаветой великом чуде, подобном тем, какие совершались с древними праведными женами. Убеждает Ее и ждет, чтобы Она дала Свое согласие, без которого не совершает того, что должно было послужить нашему спасению, – Боговоплощения.

И Пресвятая Дева дает это согласие. Но что было бы, если бы Она по какой-нибудь причине не сказала так, как сказала? Если бы Она не поняла произнесенного Архангелом благовестия или по смирению отказалась от предназначенного Ей подвига? Если бы Она не сказала: «Се, Раба Господня…»(Лк. 1, 38), то не совершилось бы наше спасение, не произошло бы воплощение Сына Божия. И потому Ее свободное послушание, свободная любовь к Господу стали необходимым звеном в этом великом деле. Если бы Пресвятая Дева проявила обычное человеческое чувство, человеческую немощь: страх, непонимание, малодушие, пусть даже и смирение, в данном случае неуместное, – тогда бы не произошло то, что произошло.

О Благовещении нам повествует евангелист Лука. «Послан был Ангел Гавриил от Бога в город Галилейский, называемый Назарет, к Деве, обрученной мужу, именем Иосифу, из дома Давидова; имя же Деве: Мария» (Лк. 1, 26-27).

В это мгновение, когда Ангел еще не отошел от Нее, произошло великое, непостижимое чудо боговоплощения: на Пресвятую Деву нисшел Святой Дух и Господь, как сказано в церковных песнопениях, исткал для Себя во чреве Девы Марии багряницу, то есть царскую одежду. Этой одеждой была человеческая плоть, человеческое естество Господа Иисуса Христа.

А если кто-либо возразит, что Господь нашел бы другого человека и через него совершил спасение, то спорящему мы зададим следующий вопрос: «Почему же Господь не обрел другого такого человека до рождения Пресвятой Девы?» В Божией Матери мы находим изумительную способность довериться Богу до конца; но способность эта не природная, не естественная: такую веру можно в себе выковать подвигом чистоты сердца, подвигом любви к Богу. Один из западных писателей говорит, что Воплощение стало возможным, когда нашлась Дева израильская, Которая всей мыслью, всем сердцем, всей жизнью Своей смогла произнести Имя Божие так, что Оно стало плотью в Ней.

Пресвятая Дева Мария, уверившись в необыкновенном благовещении, уверившись в Своей богоизбранности, произнесла краткие, исполненные глубокого смирения и самоотверженной веры слова: «Се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк. 1,38).

Благовещение – это день благой вести о том, что через 5500 тысяч лет от сотворения Мира нашлась во всем мире людском Дева, так верующая Богу, так глубоко способная к послушанию и к доверию, что от Нее может родиться Сын Божий. Воплощение Сына Божия, с одной стороны, дело Божией любви – крестной, ласковой, спасающей – и Божией силы; но вместе с этим воплощение Сына Божия есть дело человеческой свободы.

Св. Григорий Палама говорит, что Воплощение было бы так же невозможно без свободного человеческого согласия Божией Матери, как оно было бы невозможно без творческой воли Божией. И в этот день Благовещения мы в Божией Матери созерцаем Деву, Которая всем сердцем, всем умом, всей душой, всей Своей крепостью сумела довериться Богу до конца.

В храмах на вечернем богослужении под Благовещение мы слышим слова величания: «Архангельский глас вопием Ти, Чистая: Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою».

Радость о Благовещении — о благой вести, принесенной ангелом, что люди обрели благодать у Бога, и что скоро, скоро — через нее, через эту никому неизвестную галилейскую деву, начнет совершаться тайна спасения мира: к ней придет Бог, и придет не в грохоте, не в страхе, а в радости и полноте детства, и через нее воцарится в мире Ребенок, слабый и беззащитный, но который навсегда, навеки сделает бессильными все силы зла. Так вот то, что празднуем мы на Благовещение, вот почему праздник этот всегда был и навсегда останется такой радостью, таким светом.

А еще в Благовещение в соборах и церквях после богослужения выпускают на волю птиц из клеток — как напоминание о свободе для каждого творения Божьего. Эта традиция существовала на Руси сотни лет вплоть до революции и была возрождена в 1995 году, и теперь совершается во многих православных храмах.

Вот Благовестие, которое мы сейчас слышали в Евангелии: род человеческий родил, принес Богу в дар Деву, Которая была способна в Своей царственной человеческой свободе стать Матерью Сына Божия, свободно отдавшего Себя для спасения мира.

Аминь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.