Если ты не монах-пустынник, тебя всегда окружают люди, но, чаще всего, находясь рядом с человеком, мы не знаем, какая жизнь у него за плечами, ведь каждый из нас – как книга, которую можно читать с увлечением и восхищением, а можно со страхом и содроганием. С самого момента рождения и до ухода в Вечность мы пишем эту книгу под названием Жизнь. Книга жизни Зои Георгиевны Екениной (до замужества Непомнящих), отшедшей ко Господу 22 марта 2024 года, писалась почти столетие, начавшись в трагичное для нашей страны и народа время.

В 1910 году из города Бийска в село Лебедянка Томской губернии переехал отец Георгий Непомнящих с матушкой Валентиной и грудным сыном Николаем — очень красивая и заметная пара. Протоиерей Георгий родился в семье краснодеревщиков. Отец матушки Валентины, протоиерей Василий Леонтьевич Соколов, был из семьи потомственных священнослужителей, среди которых прославленный ныне в лике новомучеников Российских митрополит Никифор Асташевский.

Протоиерей Георгий, назначенный также благочинным Анжеро-Судженского района, не только служил в храме, но и занимался иконописью, играл на скрипке, был мастером по дереву, в том числе изготавливал музыкальные инструменты, продолжая традицию своего отца и деда краснодеревщиков, которые имели мастерскую по изготовлению и оформлению иконостасов. Все иконы в недавно построенной Никольской Лебедянской церкви были написаны отцом Георгием и его отцом Вуколом, вход в алтарь украшал резной иконостас, сделанный их руками.

Прихожане уважали и любили отца Георгия за его бескорыстное отношение к пастве — он бесплатно крестил, венчал, отпевал. Жители села часто обращались к нему за помощью: вставить стекла, отремонтировать мебель, поставить печь (для вдов и пожилых людей эти работы отец Георгий выполнял бесплатно). Матушка Валентина учила сельских детей в школе, местные девочки часто бегали к школе, чтобы полюбоваться на молодую учительницу. К 1913 году в семье Непомнящих была большая пасека, подсобное хозяйство: коровы, лошади, овцы, свиньи, 34 десятины земли. Хорошая, крепкая, работящая семья, живущая по христианским заповедям.

1917 год изменил их жизнь навсегда — новая власть конфисковала все имущество, кроме мастерской, благодаря которой и выживала семья. К концу тридцатых годов в семье отца Георгия, имевшего статус лишенца, было уже семь детей, кроме сына Николая, родились дочери: Валентина, Любовь, Надежда, София, Зоя и Вера. Арестовывали отца Георгия неоднократно; очень раздражало новую власть, что он никогда не снимает рясу и крест. В 1932 году ему присудили первый срок – три года, а следом добавили еще три, но до конца второго срока он не дожил. 21 декабря 1937 года отца Георгия, по решению «тройки», расстреляли. Не миновало лишение свободы и двух детей отца Георгия – сына Николая, расстрелянного в апреле 1933 года, и дочери Софии, отбывавшей срок (10 долгих лет) за исповедание своей веры в концлагерях сталинского режима в местах с суровым климатом и в нечеловеческих условиях.

Перед Великой Отечественной Войной матушка Валентина, жена репрессированного священника, переехала с дочерьми жить в Черемхово, небольшой шахтерский городок Иркутской области. Время было тяжелое, война бушевала на западе страны, и практически везде был голод. Когда перед Зоей встал выбор, куда пойти учиться, она выбрала горный техникум, потому что там хлебный паёк был на 200 граммов больше, чем в педучилище. В то время, когда булка хлеба стоила, как её стипендия, ее спасало умение шить (кроила прямо на материале, достаточно было только зрительно оценить фигуру заказчика). У некоторых преподавателей были швейные машинки, и Зоя отшивала на них заказы, за что ее кормили, а что-то из продуктов давали с собой, для семьи. Закончив после войны в 1947 году техникум, Зоя познакомилась с Жоржем Екениным, работавшим инженером на шахте недалеко от Черемхово (ставшим затем главным инженером Черемховской шахты), самым лучшим на свете, красивым и невероятно умным парнем, своим будущим мужем.

Позже семья Екениных переехала жить в Братск, где двадцать лет Зоя Георгиевна трудилась в легендарном тресте «Братскгэсстроя» в должности заместителя начальника планового отдела. Главное богатство человека на земле – его родные и близкие: двое детей, четверо внуков, восемь правнуков, так, за годы счастливого брака, выросла семья Зои и Жоржа. В 56 лет Зоя Георгиевна вышла на пенсию и полностью посвятила себя заботе о семье и своим увлечениям: до последнего она прекрасно шила и составляла генеалогическое древо своего рода, начиная с дореволюционной России.

Родные Зои Георгиевны – долгожители. Мама Валентина Васильевна и сестра София перешагнули столетний рубеж, до последнего дня оставаясь в ясной памяти, окруженные любящими их детьми, внуками, правнуками. Зоя Георгиевна, как и ее родные, познала все тяготы репрессий, но всё равно считала, что прожила счастливую жизнь, богатую на встречи с хорошими людьми, которых за такой долгий жизненный путь она встретила немало. Память о каждом Зоя Георгиевна бережно хранила в своем сердце и на страницах фотоальбомов. На одной из таких фотографий Аман Тулеев (глава Кемеровской области с 1997 по 2018 год) вручает Зое Георгиевне награду – серебряную медаль «За веру и добро». Благодаря Аману Гумировичу, священникам Мариинской церкви отцу Алексию, а позже отцу Димитрию, на месте захоронения расстрелянных в 1937 году отца Георгия и других невинно убиенных людей, был создан Мариинский Мемориал, где воссозданы элементы ГУЛАГа — от тюремных ворот до расстрельной стены, а венчает его символ веры — памятная белоснежная часовня святой великомученицы Анастасии Узорешительницы.

«Я очень счастлива детьми, внуками, правнуками и горжусь ими. Я столько заботы от них вижу, столько любви. 95 лет — хороший возраст. Ну разве несчастливый человек может дожить до таких лет?», — говорила Зоя Георгиевна, отмечая 95 год жизни. Секретом ее долголетия была любовь, чуткость, поддержка близких, общительность и дружелюбие, но самым главным в ее жизни была вера в Бога и Его благой Промысел. Только вера и помогала в трудные времена. В Братске Зоя Георгиевна стала прихожанкой храма Рождества Христова, молитвенницей за всю семью. Последние годы жизни она окормлялась на дому отцом Алексием Серебряковым.

Судьба человека может оказаться сложной и трудной, но, благодаря непоколебимой вере, очень счастливой. Мы каждый день делаем выбор – в сторону добра или зла. Кто-то, как репрессированный протоиерей Георгий, до последнего остается верным Богу и дарит свою заботу и любовь людям, а кто-то становится предателем Иудой, как сотрудник ОГПУ Ефросинья, которая, под видом прихожанки, вошла в доверие к отцу Георгию, а потом написала на него донос…

Зоя Георгиевна, как и ее родные, не подвела отца земного, отдавшего жизнь за веру, не подвела Отца Небесного и Его Сына, отдавшего свою жизнь на Кресте за каждого из нас. Всю почти столетнюю жизнь она прожила по заповедям Божиим и ушла в Царствие Небесное счастливым человеком. А что такое счастье? Это, как говорят отцы Церкви, иметь часть с Богом, и жизнь рабы Божией Зои тому подтверждение.

Автор статьи Ульева Марина


Использованы материалы:

Интернет-ресурс «Открытый список» — самая полная база данных жертв политических репрессий в СССР (1917—1991 гг.)

С.Г. Федина «Верю, помню, люблю…» (книга-воспоминание сестры — Софии Георгиевны Фединой (Непомнящих))

Репортаж ТРК «Братск» к 95-летнему юбилею Екениной З.Г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.