От редакции: А вы знаете, что у каждого православного храма есть свой день рождения? Только празднуется он не в день закладки первого камня и не в день окончания строительства. Нет, он празднуется в день того события или святого, в честь которого освящен престол храма. Возводимый в Братске кафедральный собор Рождества Христова, как вы уже поняли, отпраздновал свой день рождения (на церковном языке — престольный праздник) 7 января.

Что можно подарить строящемуся храму? Свою заботу, конечно. Будь то участие в субботниках (а их, надо полагать, с приходом тепла будет немало) или же пожертвования (скромные и не очень — по мере сил). 

МОЛЕБЕН О ГОРОДЕ

«Сегодня мы собрались для того, чтобы поблагодарить Господа за славное прошлое нашего города, поблагодарить за непростое, но благополучное настоящее и испросить благословение на счастливое будущее нас, наших детей, внуков и всех потомков», – сказал епископ Братский и Усть-Илимский Максимилиан.

Обращался он к собравшимся 12 декабря в соборе Рождества Христова на богослужении, посвященном Дню города и окончанию строительства внешнего контура храма. На молебне присутствовали сотни прихожан, представители администрации во главе с мэром, депутаты всех уровней, почетные гости, но лишь немногие из них знали, каким нелегким и тернистым был путь к тому моменту, когда на храме установили последний купол…

ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

По словам настоятеля храма отца Андрея Чеснокова, всё началось в канун второго тысячелетия с Рождества Христова (или, как говорят в миру, в миллениум) – однажды в храм Андрея Рублева пришел архитектор Михаил Мочалов и предложил построить часовенку в месте свайного поля в центре города на пересечении улиц Мира и Кирова.

Это место когда-то было отведено под строительство 14-этажного офиса совместного российско-канадского предприятия, но что-то не срослось, и дальше огороженного забором котлована дело не пошло. В дальнейшем «поле» оказалось в собственности страховой компании «Ангара», которая также планировала построить здесь многоэтажное здание и сдавать его под офисы, а затем – БрАЗа. Масштабы свайного поля впечатляли, и священник Андрей Огородников, выслушав архитектора, предложил строить храм.

Мочалов согласился, но нужно было заручиться поддержкой администрации, и это было сделано благодаря директору БрАЗа Алексею Баранцеву и заместителю мэра Владимиру Односторонцеву.

Дальше – больше. Торжественность момента – 2000-летие христианства – подталкивала к тому, чтобы построить нечто грандиозное в масштабах города, и строить храм предложено было в комплексе с духовно-просветительским центром. У идеи такого строительства нашлись как сторонники, так и противники, тем не менее, на следующий год, в 2000-ом, на градостроительном совете администрации она была одобрена и официально утверждена, а вскоре был представлен и эскиз храма с духовным центром, принадлежавший архитектору Мочалову (Братскгражданпроект). 14 июля 2000 года на месте будущего храма в торжественной обстановке был установлен памятный знак. Но несмотря на то, что проект был разработан и оплачен (а это немалые деньги), строительство храма в последующие пять лет практически не велось ввиду отсутствия денежных средств. Государство церкви не помогало, а те деньги, которые давали местные предприниматели, иногда уступали по своей значимости пожертвованиям некоторых бабушек. Первая наиболее значимая помощь, позволившая начать строительство, пришла со стороны городской администрации при содействии мэра Александра Петрунько: в 2004 году по его инициативе Дума приняла решение выделить на строительство церкви 10 миллионов из внебюджетных средств. Этих денег, по словам отца Андрея, хватило на фундамент, а дальнейшее строительство стало возможным благодаря поддержке мэра Сергея Серебренникова, сумевшего мобилизовать предпринимателей, и помощи крупных предприятий. При посредничестве, к примеру, Алексея Баранцева часть средств поступила из фонда «Вольное дело» «Русского алюминия», существенно помогал фонд «Илимгарант».

В ноябре 2009 года в связи с экономическим кризисом в строительстве храма снова наступил мертвый сезон. Потеряв последнюю надежду на помощь со стороны крупного бизнеса, братские священники решили собственными силами и силами прихожан оборудовать для богослужения помещение духовного центра на первом этаже, и в 2011 году здесь состоялась первая служба.

Очередной прорыв в строительстве храма в 2015-ом году связан был с тем, что стало возможным использовать средства, направленные на развитие духовных центров по федеральной целевой программе «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014-2020 годы)». Храм по этой программе не получал ни копейки, но в связи со строительством и развитием духовного центра мог осваивать миллионы через автономную некоммерческую организацию «Возрождение». За счет этого авральными темпами было закончено строительство внешнего контура храма. Наверное, можно было бы это назвать нецелевым использованием средств, если бы архитектура храма и духовного центра не была единой – одно невозможно без другого. И если в некоторых российских городах храмы вынуждены были подстраиваться под целевую программу и пересматривать свои планы, неожиданно заявляя о параллельном строительстве духовных центров, то Братская епархия была в более выгодном положении, поскольку строительство храма изначально планировалось в комплексе с духовным центром.

ШЕСТЬ КУПОЛОВ

За долгие годы строительства проект храма претерпел несколько изменений. К примеру, изначально планировалось оштукатурить храм и побелить, но вместо этого был использован облицовочный кирпич. В связи с отъездом архитектора Мочалова из Братска свои коррективы в строительство храма внес другой архитектор – Владимир Пуляев. Его доработки касались в основном духовно-просветительского центра и внутренней отделки храма, но внешний вид (контур) остался прежним. Храм, получивший статус собора (главного храма епархии), выглядит довольно внушительно, даже величественно, но в тот день, когда он обрел законченный вид, некоторые из прихожан заметили одну его особенность – шесть куполов. Православные храмы по традиции обычно имеют один, три, пять, семь куполов. Число их может доходить до 33 – по числу земных лет Христа, и каждый из вариантов имеет свою символику. Шесть куполов в эту традицию не вписываются и не имеют никакой символики, но, по мнению отца Андрея, не нарушают церковных канонов. В православной храмовой архитектуре обязательны лишь три элемента – алтарь, основная часть и притвор, а на счет количества куполов, по всей видимости, нет каких-либо «железных» установок.

 

ПЕРСПЕКТИВЫ

Молебен в честь 60-летия Братска стал первой службой в главной части храма, и даже непосвященному было понятно, что работы здесь еще непочатый край. Нужно оштукатурить и зашпатлевать стены, смонтировать внутренние коммуникации, установить центральный иконостас (часть икон уже готова), сделать крыльцо и монтаж дубовых дверей, пол с подогревом.

— В обычные дни богослужение по-прежнему идет во временном помещении, где в последующем будет находиться духовно-просветительский центр, – рассказывает отец Андрей. – Там, где сейчас алтарь, будет библиотека, дальше планировался большой читальный зал, но время внесло свои коррективы: поскольку компьютерные технологии на месте не стоят, необходимость в большом читальном зале отпала, его решили подсократить, и освободившееся место отдать под кабинеты для социальной работы. Там, где сейчас церковная лавка, будет выставочный зал. Под духовно-просветительский центр отдан второй этаж собора. Кроме того, здесь же будут располагаться некоторые приходские службы. Трапезная и кабинет настоятеля уже оборудованы… На завершение строительства храма требуется еще около ста миллионов рублей, и поскольку на дворе снова кризис, священники, как и прежде, рассчитывают в основном на помощь прихожан. — И дело даже не в деньгах, а в безвозмездной работе, – говорит отец Андрей. – Если братчане будут ждать, что кто-то за них это сделает, строительство не закончится и через сто лет…

Сергей МАСЛАКОВ, 

газета «ЗНАМЯ»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.